Cпор с российским дипломатическим органом: куда обращаться?

В какой суд необходимо обращаться в случае спора между российским гражданином и российским дипломатическим органом? Будет ли нарушением Конвенции 1950 года отказ российского суда в принятии иска со ссылкой на обращение в иностранный суд по месту нахождения российского дипломатического органа?


На этот вопросы ответил Европейский Суд по правам человека в постановлении от 21.06.2011 г. по делу "Зыльков против России", жалоба №5613/04.


ПРОФАЙЛ:


Заявитель, Константин Зылков, гражданин России, 1952 года рождения, проживает в Вильнюсе (Литва). Офицер в отставке, в 2003 году безуспешно обращался в отдел социальной защиты посольства России в Вильнюсе с просьбой о взыскании детских пособий. Ссылаясь на пункт 1 статьи 6 (право на доступ к суду), он жаловался на то, что, признав себя некомпетентным, районный суд и Московский городской суд впоследствии отказались рассматривать его ходатайство.


Компенсация: 1500 евро.


ПОЗИЦИЯ ЕСПЧ:


Европейский суд напоминает, что пункт 1 статьи 6 Конвенции обеспечивает каждому право предъявить в суд любое требование, относящееся к его гражданским правам и обязанностям. Таким образом, данное положение включает в себя право на суд, в составе которого право на доступ к суду, а именно право на возбуждение дела судом по гражданским делам, и представляет только один аспект; однако этот аспект фактически позволяет воспользоваться другими гарантиями, предусмотренными в пункте 1 статьи 6 Конвенции (см. Постановление Европейского суда от 22 декабря 2009 г. по делу Sergey Smirnov v. Russia, жалоба N 14085/04, § 25, и Постановление Европейского суда от 10 января 2006 г. по делу Teltronic-CATV v. Poland, жалоба N 48140/99, § 45).


Право на суд не является абсолютным и может подлежать ограничениям. Европейский суд должен убедиться в том, что примененные ограничения не затрудняют и не уменьшают доступ к суду, предусмотренный для граждан, таким образом или в таком объеме, что в значительной мере сущность этого права будет умалена. Кроме того, Европейский суд подчеркивает, что ограничение совместимо с пунктом 1 статьи 6 Конвенции только в том случае, когда оно преследует законную цель и существует разумная соразмерность между используемыми средствами и преследуемой законной целью (см. упоминавшееся выше Постановление Европейского суда по делу "Сергей Смирнов против Российской Федерации", § 26 - 27, Постановление Европейского суда от 26 июля 2005 г. по делу Jedamski and Jedamska v. Poland, жалоба N 73547/01, § 58, и Постановление Европейского суда от 19 июня 2001 г. по делу Kreuz v. Poland, жалоба N 28249/95, § 54 - 55, ECHR 2001-VI).


Наконец, Европейский суд также напоминает, что в его задачу не входит подмена собой национальных судов. Прежде всего национальные органы, особенно суды, должны решать проблемы толкования национального законодательства. Роль Европейского суда сводится к проверке того, насколько последствия данного толкования совместимы с Конвенцией (см. Постановление Европейского суда по делу Anonyme Sotiris and Nikos Koutras Attee v. Greece, жалоба N 39442/98, ECHR 2000-XII, § 17).


В настоящем деле заявитель пытался оспорить в суде решение отдела социального обеспечения Посольства Российской Федерации в Вильнюсе (Литва) в отношении его права на получение детского пособия согласно российскому законодательству. Пресненский районный суд г. Москвы отказался рассматривать предъявленную заявителем, российским гражданином, жалобу против российского государственного органа, зарегистрированного в соответствии с российским законодательством, указав на то, что вопрос относится к юрисдикции суда Литвы.


В то же время Европейский суд отмечает, что власти Российской Федерации не ссылались на то, что заявитель неправильно истолковал применимые правила процедуры юрисдикции и что он должен был подать свою жалобу в другой суд Российской Федерации. Позиция властей Российской Федерации сводилась к тому, что спор о праве на получение социального пособия, предусмотренного российским законодательством, должен был разрешаться судом Литвы.


Европейский суд не убежден ходом рассуждений властей Российской Федерации о том, что литовский суд имеет юрисдикцию для разрешения спора между российским гражданином и российским дипломатическим органом, регулируемого российским законодательством. В этой связи он отмечает, что, освобождая себя от разрешения спора, российские суды не ссылались на какой-либо закон, указывающий на то, что литовские суды компетентны в разрешении вопроса. Российские суды также не указали, каким образом их позиция о том, что вопрос должен разрешить иностранный суд, соответствует принципу международного права о государственном иммунитете и, в частности, принципу par in parem non habet jurisdictionem <*>. При обстоятельствах настоящего дела ссылка на внутренние правила подсудности, действующие в Российской Федерации, или на соглашение о взаимной правовой помощи между Россией и Литвой не имеет значения. Европейский суд находит поразительным, что российские правовые органы рекомендовали заявителю обратиться в иностранный суд, даже не оценив, выполнимо ли это действие ввиду соответствующих положений Венской конвенции о дипломатических сношениях или Договора между Россией и Литвой (см. § 16 и 17 настоящего Постановления).

--------------------------------

<*> Par in parem non habet jurisdictionem (лат.) - равный над равными не имеет.


По мнению Европейского суда, сложившаяся ситуация представляет собой отказ в правосудии, который умалял само существо права заявителя на доступ к правосудию, предусмотренного пунктом 1 статьи 6 Конвенции. Соответственно, имело место нарушение данного положения.

Избранные посты
Недавние посты
Архив
Поиск по тегам