• Татьяна Третьяк

Перемещение ребенка матерью в Италию без согласия отца


Решение гражданского кассационного суда №24173 от 13.10.2017.

Кассационный суд своим решением от 13 октября 2017 года № 24173 отклонил апелляционную жалобу итальянки, которая вывезла ребенка из Соединенных Штатов, т.е. из его обычного места жительства и места, где жил его отец.

В основе спора лежит статья 3 Гаагской конвенции 1980 года, ратифицированной законом от 15 января 1994 года № 64, который регулирует гражданские аспекты международного похищения детей посредством системы международного сотрудничества и взаимности.

Обстоятельства дела. Пара (итальянка и американец), развелась в США – в стране, в которой были разрешены вопросы опеки над ребенком. Право постоянной опеки над ребенком было закреплено за матерью, а отцу установлен порядок общения с ребенком.

Во время отпуска в Италии женщина решила не возвращаться в США вопреки возражениям отца ребенка, который в соответствии с процедурой, предусмотренной Конвенцией, обратился в суд по делам несовершеннолетних города Милана, чтобы получить решение о незамедлительном возвращении ребенка.

Позиция суда первой инстанции. Суд предписал ребенку вернуться, поскольку мать нарушила права опеки, установленные судом США, в положениях которого прямо указана обязанность родителя, который намеревается выехать за границу, уведомить другого родителя, которому требуется сообщить о своем возможном несогласии. Поэтому мать вопреки возражений отца ребенка не имела права вывозить его из Соединенных Штатов.

Судебный процесс в Италии завершился вынесением решения о возвращении ребенка, установив, что «обычное место жительства» ребенка находилось в США, где он родился и всегда жил, имел коренные социальные, культурные и дружеские отношения.

Конвенция применяется, по сути, к ребенку, который имеет свое обычное местожительство в одном Договаривающемся Государстве непосредственно перед нарушением прав на проживание или доступа.

Под обычным местом жительства в судебной практике Италии понимается место, где несовершеннолетний по какой-либо причине длительно или постоянно проживает, и имеет постоянные тесные связи не только с родителями, но и с его повседневной жизнью (Гражданский кассационный суд, решение №18614/2008).

Для этого необходимы два элемента:

1. Постоянное присутствие ребенка на территории одного из государств-членов;

2. Что это место является центром эмоциональных связей.

Миланский суд счел нецелесообразным заслушивать несовершеннолетнего ребенка, о чем ходатайствовала мать, поскольку посчитал, что слушание могло бы подвергнуть несовершеннолетнего опасному конфликту лояльности (ситуация, когда ребенок вынужден занимать сторону одного из родителей).

Кроме того, не было никаких препятствующих возвращению ребенка обстоятельств, предусмотренных п. «b» ст. 13 Конвенции, то есть обоснованной опасности того, что имеется очень серьезный риск того, что возвращение ребенка создаст угрозу причинения ему физического или психологического вреда или иным образом поставит его в невыносимые условия.

Апелляционная жалоба и позиция кассационного суда. В своей жалобе ответчица утверждала, что передача ребенка в Италию была законной в свете «физической опеки» над ребенком, приписанном матери, в то время как бывший муж имел только право на общение. Это право позволяло матери принять решение о перемещении ребенка из обычного места жительства, и не ограничивало личную свободу родителей, владеющих этим правом.

Кассационный суд признал эти доводы необоснованным.

Как указал суд, в ходе развода родителей, хотя и установлено место проживания ребенка с матерью, но данный факт не предусматривал возможность изменить место жительство ребенка по одностороннему решению родителя и содержал явное обязательство получить согласие другого родителя на пребывание за границей ребенка.

Второй довод жалобы о том, что суд первой инстанции не заслушал ребенка, участвующего в разбирательстве, и отсутствовало экспертное заключение о рисках и мнении, связанных с возвращением ребенка в США, был также отклонен кассационным судом.

По мнению кассационного суда, суд первой инстанции представил мотивированное объяснение причин отказа в заслушивании ребенка и проведении экспертного исследования, отметив, что состояние эмоционального стресса и психического расстройства несовершеннолетнего были прямой причиной родительского конфликта и что представленная медицинская документация была вполне достаточной для отслеживания психического состояния ребенка.

#Италия #обязанностиродителейвИталии #гаагскаяконвенция1980 #Международноепохищениедетей #судебнаяпрактикаИталии