• Татьяна Третьяк

ЕСПЧ признал нарушение права собственности по делу "Ткаченко против России"


20.03.2018 г. Европейский Суд по делу Ткаченко против России (жалоба № 28046/05) единогласно постановил, что имело место нарушение статьи 1 протокола № 1 (Защита собственности) к Европейской конвенции по правам человека.

Дело касалось процедуры экспроприации дома заявителей, который находился на земельном участке, принадлежащем муниципалитету.

Муниципалитет решил сдать этот участок в аренду частному предпринимателю для строительства многоквартирного дома. Он возбудил дело против заявителей, требуя, чтобы их право собственности было прекращено. Эта просьба была удовлетворена национальными судами. Суд, в частности, установил, что вмешательство в право заявителей на пользование своим имуществом не соответствовало условиям, предусмотренным российским законодательством. Во-первых, не была соблюдена процедура, предусмотренная Гражданским кодексом в отношении экспроприации, призванная обеспечить экспроприированным владельцам определенные гарантии. Во-вторых, районный суд сослался на статью 239 Гражданского кодекса при удовлетворении заявления предпринимателя о прекращении права собственности заявителей, хотя эта статья разрешает только местным властям представлять такие заявления.

Основные факты

Заявители, Михаил Ткаченко, Нина Ткаченко, Александр Ткаченко и Наталья Ткаченко, являются гражданами России, и проживающими в Аксае, Ростовская область (Россия), как и Нина Ткаченко до своей смерти в 2011 году.

В 1999 году компания (А.) уступила заявителям в процессе приватизации половину дома, расположенного в центре Аксая. Городской совет был владельцем земли, на которой находился дом. Заявители проживали в своей части дома, а другая половина была занята другими людьми.

В 2003 году главой Аксайской районной администрации был принят приказ №999 о возврате земельного участка, включая земельный участок, на котором находился дом заявителей, и предоставлении индивидуальному предпринимателю (К.) в аренду этого земельного участка для строительства многоквартирного дома.

В 2004 году К. возбудил дело против заявителей, требуя, чтобы их право собственности было прекращено и чтобы они были выселены. К. далее предложил дать им дом и участок земли, которые он приобрел для них на окраине Аксая, в обмен на их имущество. Аксайский районный суд удовлетворил этот иск на основании статьи 239 Гражданского кодекса, касающейся экспроприации. Поэтому он прекратил право собственности заявителей на их часть дома и предоставил им право собственности на другой дом, приобретенный для них инвестором. Это решение было поддержано в апелляционном порядке в 2005 году. В том же году заявители были выселены и переселены в свой новый дом. Их дом был снесен, а впоследствии на его месте было возведено 10-этажное здание.

Жалобы и процедура

Ссылаясь на статью 1 протокола № 1 (Защита собственности) к Европейской конвенции и статью 8 (право на уважение частной и семейной жизни и жилища), заявители утверждали, что процедура экспроприации, предусмотренная российским законодательством, была полностью нарушена и что их выселение и снос их жилища были произвольной мерой.

Жалоба была подана в Европейский Суд по правам человека 14 июля 2005 года.

Решение суда

Статья 1 протокола № 1 (Защита собственности)

Суд отметил, что заявители были лишены своего недвижимого имущества для целей статьи 1 Протокола № 1 к Конвенции местными органами власти, действующими через подставное частное лицо.

Суд повторил, что для того, чтобы быть совместимым со статьей 1 Протокола № 1, любое вмешательство должно было удовлетворять трем условиям: оно должно было «подлежать условиям, предусмотренным законом» и «в общественных интересах», и оно должно было обеспечить справедливый баланс между интересами общества и правами собственников.

С точки зрения соблюдения принципа законности, суд отметил, что заявители были лишены своего дома в рамках реконструкции территории города в соответствии с генеральным планом развития. Таким образом, речь идет об экспроприации для нужд муниципалитета по смыслу статей 11 и 83 § 3 Земельного кодекса и статьи 239 Гражданского кодекса. В этой связи положения Гражданского кодекса, касающиеся экспроприации, предусматривают многоэтапную процедуру, призванную обеспечить экспроприированным владельцам определенные гарантии. Однако в данном случае эта процедура не была соблюдена, и заявители не смогли воспользоваться этими правовыми гарантиями. Кроме того, областной суд не ответил на доводы заявителей в апелляционной жалобе, основанной на обязательном применении процедуры экспроприации, и правительство не представило никаких разъяснений относительно того, почему власти не выполнили процедуру экспроприации. По мнению суда, таким образом, речь идет не о простых процессуальных недостатках, а о лишении имущества в полном нарушение применимой процедуры. Наконец, Суд отметил, что, удовлетворяя иск частного предпринимателя о прекращении права собственности заявителей, районный суд ссылался на статью 239 Гражданского кодекса. Однако эта статья разрешала только государственным органам подавать иски на экспроприацию.

В результате вмешательство в право заявителей на их имущество не соответствовало условиям, предусмотренным законом по смыслу статьи 1 Протокола № 1 к Конвенции. Из этого следует, что имело место нарушение статьи 1 Протокола № 1 к Конвенции.

Другие статьи

Ввиду того, что он обнаружил нарушение статьи 1 Протокола № 1 к Конвенции, Суд счел, что нет необходимости рассматривать жалобу заявителей согласно статье 8 (право на уважение частной и семейной жизни и на жилище).

Статья 41 (справедливая компенсация)

Суд постановил, что Россия должна была выплатить совместно всем заявителям 5000 евро (EUR) материального ущерба и 5 000 евро каждому в качестве компенсации морального вреда.

#еспч #жалобавЕСПЧ #Ростовскаяобласть #защитасобственности #защитажилища #ТкаченкопротивРоссии