• Татьяна Третьяк

ЕСПЧ об исчислении срока обжалования решений


Европейский Суд усмотрел правовую неопределенность в порядке исчисления российскими судами срока на подачу апелляционных жалоб в гражданском судопроизводстве.

Press Release в формате PDF

------------------------------------------------

Отсутствие единых правил на национальном уровне в отношении отправной даты для подачи апелляционной жалобы в гражданском судопроизводстве создает риск повторных обращений в ЕСПЧ

В постановлении Палаты по делу Чередниченко и другие против России (жалобы № 35082/13, 63216/13, 31766/15, 35428/15 и 50645/16) Европейский суд по правам человека единогласно постановил, что там было:

нарушение пункта 1 статьи 6 (право доступа к суду) Европейской конвенции о правах человека в отношении жалоб № 35082/13, 63216/13, 31766/15 и 50645/16.

Дело касалось отправной точки периода, разрешенного для подачи апелляционной жалобы в гражданском судопроизводстве, которая по-разному интерпретировалась на национальном уровне: это была либо дата, когда в судебном заседании была оглашена резолютивная часть решения, либо дата, когда судьей подготовлено решение в окончательной форме, или дата, когда окончательное решение было сдано в канцелярию суда, или дата, когда копия решения была получена по почте.

В частности, ЕСПЧ счел, что проблема вызвана системным недостатком, обусловленным отсутствием на национальном уровне единой системы, которая позволила бы объективно установить дату, с которой полный текст решения был доступен сторонам спора, поскольку эта дата образует срок, в течение которого может быть подана апелляция. По мнению ЕСПЧ, меры национальных властей по исправлению этого недостатка в процессуальном законодательстве помогут устранить выявленный системный дефект. Кроме того, ЕСПЧ повторил, что его роль заключается не в установлении фактов на систематической основе. Тем не менее, при отсутствии такой системы, ЕСПЧ должен был бы в целях надлежащего отправления правосудия принять в качестве отправной точки ограничения на подачу апелляции сроков, указанных заявителями, если только Правительство доказало обратное.

Примечательно, что ЕСПЧ счел, что трое заявителей реализовали свое право на обжалование в течение установленного срока и что, отклонив их апелляции по истечении установленного срока, национальные суды дали чрезмерно формальное толкование внутреннего законодательства. С учетом серьезности назначенного им наказания ЕСПЧ постановил, что оспариваемая мера не соразмерна цели обеспечения судебной определенности и надлежащего отправления правосудия.

Основные факты

Пять заявителей: Ирина Чередниченко (1959 года рождения), Наталья Полупанова (1975 года рождения), Виктор Стороженко (1953 года рождения), Радик Хабибуллин (1966 года рождения) и Александр Смирнов (1966 года рождения). Они живут в России, в Краснодаре, Волгограде, Владивостоке, Поповке и Волгореченске соответственно.

Г-жа Чередниченко (жалоба №35082/13) обратилась в Ленинский районный суд г. Краснодара с иском к компании о взыскании денежных средств, в удовлетворении которого было отказано 6 августа 2012 года. 23 августа 2012 она подала краткую апелляционную жалобу, пояснив, что сможет изложить основания для ее подачи только тогда, когда получит полный текст решения. 30 августа 2012 года она получила полную копию решения, а 24 сентября 2012 года она направила подробно обоснованную апелляционную жалобу заказным письмом вместе с заявлением о продлении срока подачи апелляции. Канцелярия суда получила письмо 16 октября 2012 года. Тем временем 8 октября 2012 года судья постановил, что апелляция была неприемлемой, поскольку г-жа Чередниченко не устранила нарушения, выявленные в течение разрешенного времени. Заявитель обратилась в районный суд с просьбой продлить срок для апелляции, но это оказалось безуспешным. Она подала кассационную жалобу на данное решение, которая также была отклонена.

Г-жа Полупанова (жалоба № 63216/13) обжаловала свое увольнение в Когалымском районном суде Ханты-Мансийского автономного округа, но в иске было отказано. 23 апреля 2012 года суд завершил подготовку полного текста решения и 28 апреля 2012 года отправил его по почте. Заявитель утверждала, что получила копию решения 11 мая 2012 года. Заявитель подала апелляционную жалобу 30 мая 2012 года и заявление о продлении срока на ее подачу, но оно объявлено неприемлемым, поскольку подано за пределами установленного законом срока. Суд, в частности, отметил, что срок подачи апелляции начался на следующий день после даты составления полного текста решения, то есть 24 апреля 2012 года.

Г-н Смирнов (жалоба № 50645/16) обратился в Нерехцкий районный суд Костромской области с иском против частной компании об исполнении договора купли-продажи, но в его удовлетворении было отказано 22 июня 2015 года. 30 июня 2015 года он получил копию полного решения и 30 июля 2015 года подал апелляцию. Суд объявил его жалобу неприемлемой, поскольку она была подана с опозданием, заявив, что срок подачи апелляции начался 27 июня 2015 года (дата, когда решение было изготовлено в полном объеме).

Г-н Стороженко (жалоба №31766/15) требовал возбуждения уголовного дела по факту повреждения его транспортного средства. Недовольный результатом проведенной проверки, он подал в Пресненский районный суд Москвы иск против федерального правительства, Министерства финансов и Министерства внутренних дел о взыскании компенсации за причиненный следствием ущерб, поскольку, по его словам, проверка его заявления была неэффективной. Суд принял иск и вызвал заявителя на слушания, назначенные на 10 октября и 11 ноября 2014 года. Заявитель попросил суд вынести решение в его отсутствие. 17 января 2015 года, не получив ни одного документа или решения суда, он попросил его письменно выслать ему итоговое решение. 9 марта 2015 года он обратился к председателю суда с жалобой, утверждая, что ответа не получил. Впоследствии он узнал, что в удовлетворении его иска было отказано и что это решение вступило в законную силу, поскольку заявитель не подал апелляцию. Согласно реестру почтовых отправлений, канцелярия направила решение на московский адрес вместо Владивостока.

Г-н Хабибуллин (жалоба № 35428/15) подал иск в Мещанский районный суд г. Москвы против Центрального Банка РФ о возмещении ущерба, в удовлетворении которого было отказано 18 марта 2015 года с оглашением резолютивной части. 6 и 18 апреля 2015 года заявитель попросил суд в электронном виде направить ему копию мотивированного решения. 18 апреля 2015 года, не получив текст решения и не зная причин отказа в удовлетворении иска, заявитель подал апелляцию. 27 июня 2015 г. заявитель получил по почте копию решения, а 1 июля 2015 года он подал в канцелярию мотивированную апелляционную жалобу.

Заявитель получил повестку на участие слушание 6 октября 2015 года в Московском городском суде. Поскольку его имя было написано неправильно (инициалы его имен были указаны как «Р.Р.», а не «Р.Г.»), считая, что повестка направлена иному лицу, решил не являться в суд. 20 октября 2015 года заявитель на веб-сайте Мосгорсуда узнал, что 6 октября 2015 года суд отказал в его апелляции.

Жалобы, процедура и состав Суда

Ссылаясь на пункт 1 статьи 6, заявители утверждали, что их право на доступ к суду было нарушено на том основании, что их апелляции были признаны неприемлемыми (поданными с пропуском процессуального срока), в результате неправильного применения процессуальных норм.

Жалоба подана в Европейский суд по правам человека 29 мая 2013 года (г-жа Чередниченко), 11 сентября 2013 года (г-жа Полупанова), 14 июня 2015 года (г-н Стороженко), 23 июня 2015 года (г-н Хабибуллин) и 15 августа 2016 года (г-н Смирнов).

Решение было вынесено Палатой из семи судей, в следующем составе:

Helena Jaderblom (Sweden), President,

Luis Lopez Guerra (Spain),

Dmitry Dedov (Russia),

Pere Pastor Vilanova (Andorra),

Alena Polackova (Slovakia),

Georgios A. Serghides (Cyprus),

Jolien Schukking (the Netherlands),

И также Stephen Phillips, Section Registrar.

Решение ЕСПЧ

Статья 6 § 1 (право доступа к суду)

Суд отметил, что все заявители, за исключением г-на Стороженко, подали свои уведомления и/или обоснования апелляции, которые были объявлены поданными за пределами установленного законом срока обжалования. Вопрос, который стал спорным между сторонами, был о начале отсчета срока на подачу апелляционной жалобы, которое по-разному оценивалось на национальном уровне: это была либо дата, когда резолютивная часть решения была оглашена в судебном заседании, либо дата изготовления судом решения в окончательной форме, либо дата, когда окончательное решение было сдано в канцелярию суда, либо дата, когда копия решения была получена по почте.

Суд счел, что проблема возникла из-за системного недостатка, вызванного отсутствием на национальном уровне единой системы, которая позволила бы объективно установить дату, с которой полный текст решения был доступен сторонам спора, поскольку эта дата стала отправной точкой периода, в который может быть подана апелляция. Ранее эта проблема была определена в постановлении Иванова и Ивашова. По мнению Суда, меры национальных властей по исправлению этого недостатка в процессуальном законодательстве помогут устранить выявленный системный дефект. Кроме того, Суд повторил, что его роль заключается не в установлении фактов на систематической основе. Тем не менее, в отсутствие такой системы, Суд будет требовать, чтобы надлежащее отправление правосудия принимало в качестве отправной точки для срока подачи апелляции даты, указанные заявителями, по крайней мере если правительство не докажет обратное.

В случае г-жи Чередниченко, г-жи Полупановой и г-на Смирнова Суд счел, что заявители воспользовались своим правом на обжалование в течение срока, с которого они фактически получили копию полных судебных решений. Кроме того, он посчитал, что, отказав в принятии апелляционных жалоб, национальные суды дали чрезмерно формальное толкование внутреннего законодательства, которое привело к тому, что к действиям заявителей были предъявлены такие требования, которые они не в состоянии были соблюдать даже проявляя особое усердие. Ввиду серьезности наказания, налагаемого на заявителей за несоблюдение сроков, рассчитанных таким образом, оспариваемая мера не была пропорциональна цели обеспечения правовой определенности и надлежащего отправления правосудия. ЕСПЧ постановил, что имело место нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции.

В случае г-на Стороженко, который никогда не подавал апелляцию, поскольку решение было отправлено по неправильному адресу, Суд установил, что отказ сообщить текст решения лишил его права доступа в апелляционный суд. Он постановил, что имело место нарушение Статьи 6 § 1.

Что касается г-на Хабибуллина, Суд счел, что его жалоба была явно необоснованной в том смысле, что московский суд рассмотрел его апелляцию.

ЕСПЧ напомнил принципы, изложенные в деле Иванова и Ивашова:

"41. Суд повторяет, что статья 6 Конвенции не требует, чтобы Договаривающиеся государства создавали апелляционные или кассационные суды. Однако там, где такие суды созданы, процесс, который имеет место, должны быть предоставить гарантии в соответствии со статьей 6 (Chatellier c. France, № 34658/07, § 35, 31 марта 2011).

42. Кроме того, «право на суд», право на доступ которого представляет собой конкретный аспект, не является абсолютным и поддается косвенным образом принятым ограничениям, особенно в отношении условий приемлемости апелляции, поскольку по самой своей природе он требует регулирования со стороны государства, которое в этом отношении пользуется определенной свободой усмотрения. Однако эти ограничения не могут ограничивать доступ, открытый для человека таким образом, или к такому моменту, когда его право на суд достигается в его самом существе; наконец, они согласуются с пунктом 1 статьи 6 Конвенции только в том случае, если они имеют тенденцию к законной цели и если существуют разумные отношения пропорциональности между используемыми средствами и преследуемой целью (см., среди многих других, Edificaciones March Gallego S.A. c. Espagne, 19 февраля 1998, § 34, Recueil des arrêts et décisions 1998‑I, Mikulová c. Slovaquie, № 64001/00, § 52, 6 декабря 2005 и Kemp et autres c. Luxembourg, № 17140/05, § 47, 24 апреля 2008).

43. Кроме того, право на суд подразумевает право на получение адекватного уведомления о судебных решениях, особенно в тех случаях, когда жалоба должна быть подана в течение определенного периода (Zavodnik c. Slovénie, №53723/13, § 71, 21 мая 2015).

44. Правила, регулирующие сроки подачи апелляции, направлены на обеспечение надлежащего отправления правосудия и, в частности, на соблюдение принципа правовой определенности. Заинтересованные стороны должны быть убеждены в соблюдении этих правил. Однако регулирование данных вопросов, не должны препятствовать тому, чтобы спорящие лица имели доступное средство правовой защиты (Pérez de Rada Cavanilles c. Espagne, 28 октября 1998, § 45, Recueil 1998‑VIII, и Georgiy Nikolayevich Mikhaylov c. Russie, № 4543/04, § 52, 01 апреля 2010).

45. Право на действия или обжалование должно осуществляться с момента, когда соответствующие лица получают доступ к ознакомлению с судебными решениями, налагающие на них обязанности, или могут нанести ущерб их правам или законным интересам. Если бы это было иначе, суды могли бы, задерживая уведомление о своих решениях, существенно сократить сроки обжалования или даже сделать любое обжалование невозможным. Уведомление, как акт сообщения между юрисдикционным органом и сторонами, используется для обнародования решения суда, а также оснований, на которых оно основано, в случае необходимости, чтобы стороны могли подать апелляцию (Miragall Escolano et autres c. Espagne, № 38366/97, 38688/97, 40777/98, 40843/98, 41015/98, 41400/98, 41446/98, 41484/98, 41487/98 и 41509/98, § 37, CEDH 2000‑I).

46. Статья 6 Конвенции не должна рассматриваться как включающая гарантии для сторон представлять им уведомления определенным образом, например, заказным письмом (Bogonos c. Russie (déc.), № 68798/01, 5 февраля 2004). Однако, как суд, уведомляя стороны, обязан проверить доставлено ли решение и дату его доставления (Soukhoroubtchenko c. Russie, № 69315/01, §§ 49-50, 10 февраля 2005, и Strijak c. Ukraine, № 72269/01, § 39, 8 ноября 2005)".

В связи с изложенным ЕСПЧ счел, что, как правило, право на апелляцию должно осуществляться с момента, когда соответствующее лицо действительно может узнать решение суда в его окончательной форме (Иванова и Ивашова, упомянутое выше, § 57, Aepi SA v. Greece, №48679/99, § 26, 11 апреля 2002 года, и Георгий Николаевич Михайлов, процитировано выше, § 55, Чередниченко и другие против России, § 66).

Статья 41 (справедливая компенсация)

Суд постановил, что Россия должна была выплатить заявителям г-же Чередниченко, г-же Полупановой и г-ну Стороженко по 2500 евро в счет морального вреда и 100 евро и 200 евро в счет расходов и издержек г-же Чередниченко и г-же Полупановой соответственно. Г-н Стороженко и г-н Смирнов не предъявляли никаких претензий в этом отношении.

Решение доступно только на французском языке.

---------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Пресс-релиз переведен адвокатом АП Краснодарского края Третьяк Т.А. с английского языка и дополнен с учетом содержания постановления ЕСПЧ по делу Чередниченко и другие против России

#еспч #разъяснения #судебныйспор #краснодар #ленинскийрайсуд #адвокатТатьянаТретьякадвокатураИталиизаконы #адвокатТретьяк #ТретьякТатьяна #Геленджик #чередниченкопротивроссии