• Tatiana Tretiak

5000 евро за условия и незаконность содержания под стражей в Геленджике


Как я ранее писала, 08 февраля 2017 г. в Европейский Суд поступила подготовленная мной жалоба в защиту подзащитного о нарушении его прав, гарантированных статьями 3, 5, 6, 13 и 14 Конвенции. В частности, ставится вопрос о незаконности его заключения и длительности содержания под стражей (8 месяцев и 16 дней на день подачи жалобы), бесчеловечных условиях содержания в ИВС г. Геленджика, в Геленджикском горсуде, при транспортировки, а также на фактическое отсутствие медицинской помощи и внутренних средств правовой защиты от таких нарушений. Незаконность заключения выражалась ни только в отсутствие объективных оснований утверждать, что, находясь на свободе обвиняемый мог скрыться от следствия и суда, воспрепятствовать производству по делу и т.п., но и в том, что ходатайство следователя об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу рассмотрено районным судом г. Краснодара с нарушением территориальной подсудности. В числе прочих, в жалобе поднимался вопрос о систематическом несоблюдении требований статьи 33 Федерального закона от 15.07.1995 N 103-ФЗ (ред. от 28.12.2016) "О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений", в соответствии с которой отдельно от других подозреваемых и обвиняемых содержатся лица, являющиеся или являвшиеся судьями, адвокатами, сотрудниками правоохранительных органов, налоговой инспекции, таможенных органов, службы судебных приставов, учреждений и органов уголовно-исполнительной системы, военнослужащими внутренних войск федерального органа исполнительной власти, осуществляющего функции по выработке и реализации государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере внутренних дел, военнослужащими и сотрудниками войск национальной гвардии Российской Федерации. В рекордно короткий срок – 24.03.3017 г. ЕСПЧ коммуницировал жалобу и направил ее Правительству РФ без дополнительных вопросов с указанием на сложившуюся прецедентную практику ЕСПЧ и рекомендовал заключить с подзащитным мировое соглашение либо представить одностороннюю декларацию (заявление о признании нарушений). В своем письме в адрес Заявителя и государства-ответчика ЕСПЧ указал на очевидные для него нарушения, по которым имеется обширная прецедентная судебная практика (например, Ананьев и другие против России, Бутко против России), а именно: Статья 3. Использование металлических клеток и / или других механизмов обеспечения безопасности в залах судебных заседаний Геленджикского горсуда - жалоба на помещение в клетку в зале суда и использование наручников вне клетки во время 5 слушаний о продлении срока содержания под стражей 09.08.2016, 30.08.2016, 29.10.2016, 08.12.2016 и 26.01.2017. Неадекватные условия содержания во время перевозки - жалоба на условия в автозаках геленджикской полиции при перевозке в суд и обратно в период с 09.08.2016 по 26.01.2017. Статья 5 (3). Чрезмерная продолжительность предварительного заключения. Статья 13. Отсутствие эффективных средств правовой защиты в случае неадекватных условий содержания под стражей. Европейский Суд отметил ключевые нарушения условий содержания: - переполненность, заплесневелые или грязные клетки, отсутствие уединения в туалете, заражение клетки насекомыми / грызунами, нахождение в камерах с заключенными, зараженными инфекционными заболеваниями, отсутствие необходимой медицинской помощи, отсутствие или ограниченный доступ к душу, низкое качество питания, отсутствие свежего воздуха, отсутствие или недостаточный естественный свет, отсутствие или недостаточный электрический свет, отсутствие или низкое качество постельных принадлежностей и постельного белья. 29 августа 2017 г. от ЕСПЧ мной было получено письмо с копией декларации Правительства РФ, согласно которой представитель Российской Федерации при Европейском суде по правам человека заявил, что российское правительство признает, что с 15 августа 2016 года по 1 февраля 2017 года Заявитель содержался в изоляторе временного содержания в Краснодарском крае и этапировался в период с 9 августа 2016 года по 26 января 2017 года в условиях, которые не соответствуют требованиям статьи 3 Конвенции; что у него нет эффективного средства правовой защиты в отношении данных нарушений на неадекватные условия его содержания под стражей в нарушение статьи 13 Конвенции; что в нарушение статьи 3 Конвенции он был помещен в «металлическую клетку» во время судебных заседаний, а также был задержан в нарушение статьи 5 § 3 Конвенции. В качестве компенсации за нарушение указанных конвенционных прав Правительство РФ предложило заявителю компенсацию в размере 5000 евро. Заявитель согласился на условия Правительства и в скором времени уведомит об этом суд. Далее ЕСПЧ должен принять решение о прекращении производства по жалобе. Предложенная Правительством РФ сумма не облагается никакими налогами, которые могут быть применимы, подлежит оплате в течение трех месяцев с даты уведомления о решении, принятом ЕСПЧ в соответствии с пунктом 1 статьи 37 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, и конвертируется в российские рубли по курсу, действующему на дату платежа. В случае невыплаты этой суммы в течение указанного трехмесячного периода правительство обязуется выплачивать проценты по нему с момента истечения этого периода до урегулирования по ставке, равной предельной кредитной ставке Европейского центрального банка в течение периода по умолчанию плюс три процента.

Значимость данного дела заключается в том, что, насколько мне известно, подобные нарушения по Геленджику Европейский Суд усмотрел, а Правительство РФ признало впервые.

#жалобавЕСПЧ #еспч #адвокатТатьянаТретьякадвокатураИталиизаконы #адвокатскаяпрактика #пытки #длительностьсодержанияподстражей #геленджик #ивсгеленджика #задержаниевгеленджике #условиясодержанияподстражей #полициягеленджика #СИЗОНовороссийска