САПРЫКИН ПРОТИВ РОССИИ. Решение ЕСПЧ от 14.05.2020, жалоба №43753/13

04 июня 2020 г. Европейский Суд опубликовал свое решение по жалобе Сапрыкина против России и 12 других (среди которых есть и наша жалоба), не усмотрев нарушений статьи 6 Конвенции при рассмотрении российскими судами уголовных дел по обвинениям заявителей в незаконном сбыте наркотических средств. Каждый из заявителей утверждал, что совершение преступлений явилось следствием незаконной провокации со стороны сотрудников полиции и их агентов, и российские суды надлежащим образом не дали оценку данным обстоятельствам, чем было нарушено право на справедливое судебное разбирательство.


Решение на русском языке можно скачать ниже.


SAPRYKIN AND OTHERS v. RUSSIA
.docx
Download DOCX • 82KB


ТРЕТЬЯ СЕКЦИЯ

РЕШЕНИЕ

Жалоба №43753/13 Сергей Юрьевич САПРЫКИН против России и 12 других заявителей (смотри прилагаемую таблицу)

Европейский Суд по правам человека (Третья секция), заседая 14 мая 2020 года в составе Комитета, состоящего из: Алена Полачкова, президент, Дмитрий Дедов, Жильберто Феличи, судьи,

и Лив Тигерштедт, исполняющий обязанности заместителя Секретаря Секции,

Принимая во внимание вышеуказанные жалобы, поданные в различные даты, указанные в прилагаемой таблице,

Принимая во внимание замечания и документы, представленные правительством-ответчиком,

Обсудив, решает следующее:

ФАКТЫ И ПРОЦЕДУРА

Список заявителей приведен в прилагаемой таблице. Жалобы заявителей в соответствии с пунктом 1 статьи 6 Конвенции о провокации государственными агентами были доведены до сведения российского правительства (далее - “правительство”).

ЗАКОН

A. Объединение жалоб

Принимая во внимание схожий предмет жалоб, Суд считает целесообразным совместно рассмотреть их в одном решении. B. Жалобы в соответствии с пунктом 1 статьи 6 Конвенции (задержание представителями государства) Заявители жаловались на то, что они были несправедливо осуждены за уголовные преступления, связанные с наркотиками, спровоцированные полицией. Эти жалобы подлежат рассмотрению в соответствии с пунктом 1 статьи 6 Конвенции, которая в соответствующей части гласит:

Каждый ... при предъявлении ему уголовного обвинения имеет право на справедливое ... разбирательство дела ... судом ...

В ряде случаев суд подчеркивал роль национальных судов в рассмотрении уголовных дел, когда обвиняемый утверждает, что его подстрекали к совершению преступления. Любое спорное заявление о подстрекательстве возлагает на суды обязанность изучить его и сделать окончательные выводы по вопросу о подстрекательстве, а бремя доказывания обвинения, чтобы продемонстрировать, что подстрекательства не было (см. Ramanauskas V. Lithuania [GC], no. 74420/01, § § 70-71, ECHR 2008, и Khudobin V. Russia, no.59696/00, §§ 133-135, ECHR 2006 XII (выдержки)).

Суд отмечает, что жалобы заявителей о подстрекательстве были надлежащим образом рассмотрены российскими судами, которые приняли необходимые меры для установления истины и устранения сомнений в том, что заявители совершили преступление в результате подстрекательства со стороны агента-провокатора. Их вывод о том, что никакой провокации не было, был основан на разумной оценке доказательств, которые были уместны и достаточны. Суд также не упускает из виду тот факт, что в ходе уголовного производства в российских судах заявители либо отрицали вменяемые им факты и/или оспаривали правовую классификацию своих деяний, либо прямо подтверждали свою причастность к сбыту наркотиков, изменив свои версии событий. Тем не менее, несмотря на нечетко сформулированную защиту заявителей от подстрекательства во внутреннем судопроизводстве (см. Lelyukin v. Russia (реш.), №70841/10, 25 августа 2015; Bagaryan and Others v. Russia (реш.), №3346/06 и 4 других, 12 ноября 2013; Trifontsov v. Russia (реш.), №12025/02, 9 октября 2012; и Koromchakova v. Russia (реш.), №19185/05, 13 декабря 2016), российские суды предприняли все возможные меры для проверки каждой версии, чтобы убедиться в том, что вменяемые заявителям деяния не являются результатом противоправных действий со стороны следственных органов.

Принимая во внимание объем судебного рассмотрения заявления заявителей о подстрекательстве, суд приходит к выводу, что жалобы заявителей являются явно необоснованными по смыслу пункта 3 статьи 35 Конвенции и должны быть отклонены в соответствии с пунктом 4 статьи 35 (см. аналогичное обоснование в деле Банникова против России, № 18757/06, § § 74-79, 4 ноября 2010 года).

По этим причинам суд единогласно постановил:

Решает объединить жалобы;

Заявляет о неприемлемости жалоб.

Лив Тигерштедт Алена Полачкова И.о. заместителя секретаря Президент


Просмотров: 23