Кралин против России. Решение ЕСПЧ от 30.04.2020

22 мая 2020 г. Европейский Суд по правам человека опубликовал свое решение по делу "Кралин против России", жалоба №38708/13, которым в очередной раз признал неприемлемыми 113 жалоб лиц, содержавшихся под стражей, в российских следственных изоляторах и колониях (перевод решения см. ниже).


Этим же решением признана неприемлемой жалоба, часть которой содержала претензии к условиям транспортировки гр-на Торопова, содержащегося в ИЗ-47/1 Санкт-Петербурга в 2016 году.


Причиной, по которой ЕСПЧ стал отклонять такую категорию жалоб, стало принятие в России Федерального закона от 27.12.2019 №494-ФЗ. Теперь заявители, чьи жалобы на условия содержания под стражей были зарегистрированы Европейским Судом, должны обратиться в российский суд в срок до 25 июля 2020 г. с административным иском о получении компенсации в порядке ст. 227.1 Кодекса административного судопроизводства (КАС РФ). В случае получения неудовлетворительного решения следует дойти до второй кассации (Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ) и только потом повторно обращаться в ЕСПЧ.


Ранее свою позицию относительно эффективности нового закона ЕСПЧ высказал в решении по делу "Шмелев и другие против России", жалоба №41743, 17.03.2020.


* неофициальный перевод


ТРЕТЬЯ СЕКЦИЯ РЕШЕНИЕ Жалоба №38708/13 Виктор Сергеевич КРАЛИН против России и 112 других заявителей (смотри прилагаемую таблицу)

Европейский суд по правам человека (Третья секция), заседающий 30 апреля 2020 года в составе Комитета, состоящего из: Алена Полачкова, президент, Дмитрий Дедов, Жильберто Феличи, судьи, и Лив Тигерштедт, исполняющий обязанности заместителя Секретаря Секции,

Принимая во внимание вышеупомянутые жалобы, поданные в различные даты, указанные в прилагаемой таблице,

Принимая во внимание замечания, представленные Правительством -ответчиком, а также односторонние декларации и ответы некоторых заявителей, Обсудив, решает следующее:

Факты и процедура

Список заявителей приведен в прилагаемой таблице. Жалобы заявителей в соответствии со статьей 3 Конвенции относительно неадекватных условий содержания под стражей были переданы Правительству Российской Федерации («Правительство»). В некоторых заявлениях Правительству были также направлены жалобы в соответствии со статьей 13 Конвенции об отсутствии внутригосударственных средств правовой защиты в жалобах на плохие условия содержания под стражей.

ЗАКОН А. Объединение жалоб Принимая во внимание схожий предмет жалоб, Суд считает целесообразным совместно рассмотреть их в одном решении.

В. Просьба правительства исключить жалобы № 27559/17, 59755/17, 78395/17, 2182/18 (в отношении первого заявителя г-на Лавренко) и 11571/18 в соответствии с пунктом 1 статьи 37 Конвенции

Правительство представило одностороннюю декларацию по делу №59755/17. Заявитель не согласился с условиями этой декларации. По причинам, изложенным в разделе «C» настоящего решения, Суд не считает необходимым рассматривать просьбу Правительства и приступит к рассмотрению жалобы №59755/17.

Правительство также сообщило Суду, что оно представило односторонние декларации с целью решения вопросов, поднятых в жалобах №27559/17, 78395/17, 2182/18 (в отношении Лавренко) и 11571/18 в отношении определенных периодов содержания заявителей под стражей. В частности, Правительство признало неадекватные условия содержания под стражей в течение следующих периодов и предложило выплатить заявителям следующие суммы: Жалоба № Срок содержания под стражей Сумма, предлагаемая в ОД

(в евро)[1] 27559/17 31/01/2017 по 20/04/2017 1,730 78395/17 15/08/2017 по 21/08/2017 1,000 2182/18 (господин Лавренко) 27/05/2016 по 19/08/2016 2,095 11571/18 04/08/2017 по 15/09/2017 1,365 Правительство далее предложило суду исключить заявления из перечня дел в соответствии с пунктом 1 С) статьи 37 Конвенции в той части, которая указана в односторонних заявлениях. Эти суммы будут подлежать выплате в течение трех месяцев с даты уведомления о решении суда. В случае неуплаты этих сумм в течение вышеуказанного трехмесячного периода правительство обязалось выплачивать простые проценты по ним, начиная с истечения этого периода и до урегулирования, по ставке, равной предельной кредитной ставке Европейского центрального банка в период по просрочки плюс три процента.

Выплата будет являться окончательным решением дел в этой части.

Заявители сообщили Европейскому Суду, что они согласны с условиями деклараций. Суд считает, что после явного согласия заявителей с условиями деклараций, представленных Правительством, эти части жалоб, как описано в таблице выше, должны рассматриваться как дружественное соглашение между сторонами.

Поэтому он принимает к сведению дружественное урегулирование, достигнутое между сторонами. Он удовлетворен тем, что урегулирование основано на уважении прав человека, определенных в Конвенции и протоколах к ней, и не находит никаких оснований для продолжения рассмотрения жалоб в той части, которая охватывается односторонними декларациями и изложена в таблице выше.

В связи с вышеизложенным представляется целесообразным исключить эти части жалоб № 27559/17, 78395/17, 2182/18 (в отношении господина Лавренко) и 11571/18 из перечня дел суда. С. Жалобы в соответствии со статьей 3 Конвенции (неадекватные условия содержания под стражей) и статьей 13 Конвенции (отсутствие эффективного средства правовой защиты в отношении условий содержания под стражей) Заявители жаловались на условия содержания под стражей до суда или после вынесения обвинительного приговора в нарушении национальных требований в течение уже завершившихся периодов (более подробную информацию см. в прилагаемой таблице ниже). Многие из них также утверждали, что у них нет эффективного внутреннего средства правовой защиты для подачи жалоб на эти условия на национальном уровне. Статьи 3 и 13 гласят:

Статья 3 Запрет пытокНикто не должен подвергаться пыткам или бесчеловечному или унижающему достоинство обращению или наказанию”. Статья 13 Право на эффективное средство правовой защитыКаждый, чьи права и свободы, изложенные в Конвенции, нарушены, имеет эффективное средство правовой защиты в Национальном органе, несмотря на то, что нарушение было совершено лицами, действующими в официальном качестве“.

Правительство представило свои замечания. В некоторых случаях они оспаривали предполагаемые нарушения. 10 января 2020 года правительство представило дополнительную информацию о новом законе о компенсации и просило рассматривать его в качестве нового средства правовой защиты в отношении жалоб на условия содержания под стражей в соответствии со статьями 3 и 13. Заявителям было предложено представить свои комментарии в ответ. В своих ответах они поставили под сомнение эффективность и доступность средств правовой защиты, на которые ссылается правительство.

В своем недавнем решении по делу "Шмелев и другие против России "(решение), № 41743/17 и 16 других, 17 марта 2020 года), суд рассмотрел аналогичные жалобы российских заявителей и признал их неприемлемыми в связи с неисчерпанием внутренних средств правовой защиты. В частности, суд учел, что 27 января 2020 года в России вступил в силу новый закон о компенсациях. Он отметил, что закон предусматривает, что любое задержанное лицо, утверждающее, что условия его содержания под стражей нарушают национальное законодательство или международные соглашения Российской Федерации, может обратиться в суд. Новизна этого закона заключается в том, что (бывший) задержанный может одновременно требовать установления факта нарушения неадекватных условий содержания и денежной компенсации за такое нарушение.

В этом решении Суд также постановил следующее: “122. Суд вновь заявляет, что в случае прекращения содержания под стражей компенсационного средства правовой защиты может быть достаточно для обеспечения заявителям справедливого возмещения ущерба в связи с предполагаемым нарушением статьи 3 (см. прецедентное право, приведенное выше в пункте 87). Соответственно, достаточно изучить вопрос о том, можно ли требовать от соответствующих заявителей исчерпания компенсационного средства правовой защиты. 123. Как упоминалось выше, суд может рассмотреть вопрос об эффективности вновь введенного внутреннего средства правовой защиты, даже если оно не было доступно на момент подачи заявлений, если такое средство правовой защиты было введено на более позднем этапе в ответ на вывод суда о наличии системной проблемы (см. пункт 106 выше и приведенную в нем прецедентную практику). 124. Суд пришел к выводу, что закон о компенсации в принципе представляет собой адекватный и эффективный механизм компенсационного возмещения в случаях, связанных с ненадлежащими условиями содержания под стражей до суда. Он установил, что это непосредственно доступно заинтересованным лицам, снабжен необходимыми процессуальными гарантиями, связанными с судебным состязательным разбирательством, что нет никаких оснований ожидать, что такие требования не будут рассмотрены в разумные сроки или что компенсация не будет выплачена своевременно. Он также пришел к выводу, что эта система предлагает заявителям разумные перспективы успеха с точки зрения присуждения компенсации. 125. Закон о компенсации содержит переходные положения, с тем, чтобы любое лицо, чья жалоба на неадекватные условия содержания под стражей находилась на рассмотрении этого суда в момент вступления закона в силу, мог подать заявление в течение 180 дней после этой даты (см. пункт 63 выше). То же самое относится и к тем, чьи жалобы будут признаны судом неприемлемыми ввиду вступления закона в силу. 126. Суд признает, что национальные суды еще не смогли установить какую-либо практику в соответствии с Законом о компенсации. Однако суд уже пришел к выводу, что сомнения в перспективности средства правовой защиты, которое, как представляется, обеспечивает разумную возможность возмещения ущерба, не являются достаточным основанием для отказа от него (см. Штольц и другие, упомянутые выше, § 111). 127. Соответственно, даже несмотря на то, что внутренние средства правовой защиты не были доступны заявителям в момент их обращения в суд, сложившаяся ситуация оправдывает отклонение от общего правила об исчерпании прав и требует от заявителей, о которых идет речь, добиваться компенсации в соответствии с Законом о компенсации. 128. Суд признает, что исход исков заявителей в соответствии с новыми положениями в настоящее время не может быть установлен. Однако, как уже отмечал суд в аналогичных случаях, заявители по-прежнему могут подавать новые жалобы, если их иски в национальные суды по той или иной причине окажутся безуспешными. Окончательная надзорная юрисдикция суда сохраняется в отношении любых жалоб, поданных заявителями, которые в соответствии с принципом субсидиарности исчерпали имеющиеся средства правовой защиты (см. Domján, § 37; и Штольц и другие, § § 112-113, оба решения цитировались выше). Суд по-прежнему будет свободен в оценке соответствия применения национальной практики экспериментальному решению и конвенционным стандартам в целом, в том числе в отношении стандарта доказывания, применяемого национальными судами (см. резюме соответствующей судебной практики в пункте 82 выше).

129. Наконец, суд не упускает из виду ряд позитивных событий, связанных с ситуацией с досудебным содержанием под стражей в России, которые будут проанализированы ниже”.

Таким образом, посчитав, что в России существует эффективное средство правовой защиты в случаях, когда заявители жалуются на нарушение статьи 3 в отношении предварительного содержания под стражей в прошлом, и отклонив жалобы таких заявителей за неисчерпание, Суд заявил, что он будет применять этот подход ко всем аналогичным жалобам (Шмелев и другие, (реш.), упомянутое выше, §130).

Суд также установил, что заявители, которые жаловались на свое содержание в переполненных условиях следственных изоляторов в нарушение национальной нормативной нормы в размере двух квадратных метров на человека и когда их содержание в таких условиях уже закончилось, оказались в ситуации, аналогичной с ситуацией лиц, чье предыдущее досудебное содержание под стражей было нарушено применимыми национальными стандартами. Суд подчеркнул, что для них, а также для других лиц, находящихся в аналогичной ситуации, новый компенсационный закон представляет собой, в принципе, адекватный и эффективный способ получения компенсационного возмещения и предлагает разумные перспективы успеха (Шмелев и другие, (реш.), процитированный выше, § 154). Таким образом, он также отклонил заявления о неисчерпании внутренних средств правовой защиты, в которых заявители жаловались на содержание под стражей после вынесения обвинительного приговора в нарушение национального законодательного стандарта, и постановил, что фактические или потенциальные заявители, оказавшиеся в аналогичной ситуации, т. е. в тех случаях, когда жалоба касается исправительного заключения в условия, нарушающие применимые внутренние стандарты – также ожидается, что сначала будет использовано компенсационное средство правовой защиты, введенное в январе 2020 года (Шмелев и другие, (реш.), процитированный выше, §§ 155-156).

Обращаясь к обстоятельствам настоящих дел и изучив все представленные материалы, Европейский Суд не нашел ни одного факта или аргумента, способного убедить его прийти к другому выводу о приемлемости этих жалоб. Таким образом, Суд считает, что, поскольку заявители подали prima facie обоснованные жалобы о нарушении их прав в результате ненадлежащих условий их содержания под стражей, как описано в таблице ниже, Закон о компенсации предоставляет им возможность получить компенсационную компенсацию. Соответственно, заявители должны исчерпать это средство правовой защиты, прежде чем их жалобы могут быть рассмотрены Судом. Следовательно, их жалобы, перечисленные в прилагаемой таблице ниже, в соответствии со статьями 3 и 13, должны быть признаны неприемлемыми в соответствии с пунктами 1 и 4 статьи 35 Конвенции.

По этим причинам Суд единогласно

Решает объединить жалобы;

Решает, что нет необходимости рассматривать просьбу правительства об исключении жалобы № 59755/17, и приступает к ее рассмотрению;

Решает исключить жалобы № 27559/17, 78395/17, 2182/18 (в отношении г-на Лавренко) и 11571/18 в частях, охватываемых односторонними декларациями правительства и указанных в таблице выше, из своего перечня дел в соответствии со статьей 39 Конвенции;

Объявляет остальные жалобы, изложенные в прилагаемой ниже таблице, неприемлемыми.

Совершено на английском языке и уведомление о решении направлено в письменном виде 22 мая 2020 года. Лив Тигерштедт Алена Полачкова исполняющий обязанности Президент Заместителя Секретаря


[1] Плюс любой налог, который может взиматься с заявителей.

Просмотров: 176