Правительство РФ выплатило по решению Европейского Суда 600 евро за чрезмерно длительное предварительное содержание под стражей в СИЗО-3 г. Новороссийска.

29.05.2013 г. заявитель был задержан в порядке ст. 91 УПК РФ следователем районного отделения полиции г. Новороссийска по подозрению в совершении преступления, предусмотренного п. "а, г" ч. 2 ст. 161 УК РФ (грабеж) и 30.05.2013 г. постановлением Приморского районного суда г. Новороссийска заключен под стражу на срок 1 месяц и 4 суток, т.е. до 03.07.2013 года включительно, на основании ст. 108 УПК РФ со ссылкой на то, что:

 

«… [суд] принял во внимание обоснованность подозрения в причастности А. к данному преступлению, которая подтверждается протоколом предъявления лица для опознания…; С учетом характера и степени общественной опасности тяжкого преступления, в совершении которого обвиняется А., суд считает, что применение к нему ареста является необходимой мерой для обеспечения производства по делу, поскольку находясь на свободе, он может продолжить заниматься преступной деятельностью, скрыться от органов следствия и суда, либо иным образом воспрепятствовать производству по делу».

 

При избрании данной меры пресечения суд допустил ошибку, приведшую к существенному нарушению прав обвиняемого: неправильно произвел расчет срока заключения под стражу, который должен был оканчиваться 02.07.2013 г.

 

02.07.2013 г. А. не был освобожден из-под стражи. Напротив, 03.07.2013 гг. следователь направил в суд, а суд рассмотрел и удовлетворил ходатайство следователя и продлил обвиняемому срок заключения под стражей еще на 1 месяц, допуская все ту же ошибку. Вышестоящие суды, вплоть до Верховного Суда, отказывались признавать факт незаконного содержания А. под стражей и исправлять ошибку, переходящую из месяца в месяц. И даже после того, как после очередного апелляционного обжалования Краснодарский краевой суд все же установил неправильное исчисление срока содержания под стражей, А. оставался в заключении.

 

Суды проигнорировали и те обстоятельства, на которые в большинстве случаев российские адвокаты ссылаются в своих жалобах: А. ни только являлся постоянным местным жителем г. Геленджика, но и ранее не был судим, учился в колледже, положительно характеризовался, данных о том, что он мог скрыться от следствия и суда, воспрепятствовать предварительному следствию либо оказывать давление на свидетелей обвинения и потерпевшего, не имелось.

 

Уголовное дело в отношении заявителя поступило в суд в сентябре 2013 г., а жалоба в Европейский Суд по правам человека (далее - ЕСПЧ) поступила 27.08.2013 г. В начале 2014 г. был вынесен обвинительный приговор и назначено наказание в виде реального лишения свободы.

 

В своей жалобе защита указывала на нарушения следующих статей Конвенции :

Нарушение пунктов 1 (с) и 3 статьи 5, пункта 1 статьи 6 Конвенции

         

Статья 5 Конвенции в соответствующей части предусматривает:

«1. Каждый имеет право на свободу и личную неприкосновенность. Никто не может быть лишен свободы иначе как в следующих случаях и в порядке, установленном законом:

1/3

c) законное задержание или заключение под стражу лица, произведенное с тем, чтобы оно предстало перед компетентным органом по обоснованному подозрению в совершении правонарушения или в случае, когда имеются достаточные основания полагать, что необходимо предотвратить совершение им правонарушения или помешать ему скрыться после его совершения»;

«3. Каждый задержанный или заключенный под стражу в соответствии с подпунктом "c" пункта 1 настоящей статьи незамедлительно доставляется к судье или к иному должностному лицу, наделенному, согласно закону, судебной властью, и имеет право на судебное разбирательство в течение разумного срока или на освобождение до суда. Освобождение может быть обусловлено предоставлением гарантий явки в суд».

 

Статья 6 Конвенции в соответствующей части предусматривает:

«1. Каждый … при предъявлении ему любого уголовного обвинения имеет право на справедливое и публичное разбирательство дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона».

Нарушение пункта 4 статьи 5 и пункта 3 (с) статьи 6 Конвенции

Статья 5 Конвенции в соответствующей части предусматривает:

«4. Каждый, кто лишен свободы в результате ареста или заключения под стражу, имеет право на безотлагательное рассмотрение судом правомерности его заключения под стражу и на освобождение, если его заключение под стражу признано судом незаконным.

 

Статья 5 Конвенции в соответствующей части предусматривает:

«3. Каждый обвиняемый в совершении уголовного преступления имеет как минимум следующие права:

«… c) защищать себя … через посредство выбранного им самим защитника …».

 

Нарушение статьи 3 Конвенции

Статья 3 Конвенции в соответствующей части предусматривает:

«Никто не должен подвергаться ни пыткам, ни бесчеловечному или унижающему достоинство обращению…».

В феврале 2016 года ЕСПЧ сообщил о том, что в отношении Заявителя государством-ответчиком была нарушена статья 5 (3) Конвенции (чрезмерная длительность предварительного заключения под стражей) и Правительству РФ предложено заключить мировое соглашение либо направить одностороннюю декларацию.К сожалению, в остальной части жалоба признана неприемлемой.

05.07.2016 г. из ЕСПЧ поступила копия односторонней декларации и просьба уведомить Суд о согласии с ней.

В частности, Правительство РФ в односторонней декларации сообщило, что  признает, что с 29 мая 2013 года по 22 ноября 2013 года, заявитель был задержан в нарушение пункта 3 статьи 5 Конвенция, и предложило выплатить сумму 600 евро в качестве компенсации. 

Заявитель согласился с условиями односторонней Декларации, о чем уведомил Суд.

18 января 2018 г. Европейский Суд вынес решение об исключении жалобы из списка и присудил Правительству РФ выплатить заявителю 600 евро.

В мае 2018 г. решение исполнено, денежные средства получены заявителем.

1/4